national students project

Актуальні теми!

Вислови свою думку

Афоризм «Дня»

  • Пошук

Володимир Сергійчук: «Московські правителі знали, що без величної історії неможливо створити могутньої імперії»

Завдяки не дуже давнім історичним і науковим дослідженням ми можемо поховати міф про «два братніх народи». Протягом століть, а особливо під час існування Радянського Союзу, російська владна верхівка постійно нав’язувала аксіому про кровне походження українців та росіян.
Тепер мало що змінилося, бо Володимир Путін не раз акцентував увагу на цій спільності: «Попри всю трагедію, яку ми нині спостерігаємо, особливо на південному сході, український народ завжди був і залишається найближчим для нас, братнім народом. Нас пов’язує спільність етнічна, духовна, релігійна, історична». Однак історія спростовує ці вигадки. Про походження двох народів і їхні відмінності розповів професор Київського національного університету імені Тараса Шевченка, відомий історик Володимир Іванович Сергійчук.
 

ЭТО – ФАЛАНГА! АТАКА – НА ПРАВОМ







– Ты  уже написал завещание, Эсхил?  спросил у солдата-гоплита,  сидящего  в полутьме на берегу моря, его товарищ, за которым раб, отпущенный на свободу накануне, привычно тащил тяжелый, оббитый бронзой аргивский щит.

– А, это ты, Арктос («краб»), узнал сотоварища тот, кого только что назвали Эсхилом. –  Я себе эпитафию еще перед Марафоном написал. Написал для себя, а  погиб брат Кинегир.  

  Дорога в Аид  широко открылась, стоит ли терять время на эпитафии?.. – согласился Арктос. – А я вчера обеднел.  По примеру всех афинян, отпустил рабов на волю,  пусть хоть умрут свободными.

– Завтра Ксеркс всех нас рассудит, – неожиданно заявил до того молчаливый раб.

 

«Мы, генерал де Голль, обращаемся к Франции»

– Грудь у Габриэль маленькая и сочная, словно спелая груша из Анжу.
– Вчера ты говорил, что Габриэль торгует булками.   
– Дурак! Это – Жюли  булками торгует. Габриэль, моя крошка Габи  –
белошвейка. Сам понимаешь, почти – аристократка. От того и грудь маленькая.
    …Заслышав этот диалог,  полковник Шарль де Голль, командир недавно сформированной 4-й танковой дивизии (DLC) Французской республики опешил от неожиданности.
    Заканчивалась быстрая майская ночь 1940 года. Здесь, в буковом лесу под Лаоном, что недалеко от соборов легендарного Реймса,  поджидая группу прорыва Гейнца Гудериана, затаились в засаде  танковые батальоны полковника де Голля.

Человек, который создал государство

25 апреля 1915 года упоительная ночь Галлиполи, что в Малой Азии, враз сменилась слепящим, сулящим небывалую жару рассветом. Солнце встало над старым, как мир, но вечно юным, как девчонка из анатолийского борделя, Эгейским морем.
Полковник Мустафа Кемаль, командир 19-й дивизии армии Османской империи, ругаясь по-фран­цузски, упорно карабкался сквозь заросли дрока на одну из скал гряды Габа-Тепе, чтобы самолично произвести рекогносцировку.
Позади спешил адъютант. Отстал только молоденький вестовой, то ли Ахмед, то ли Абдул, – кто их упомнит?
Выбравшись на вершину, полковник Мустафа Кемаль на мгновение замер, сраженный картиной, открывавшейся перед ним. Внизу, на глади залива, маневрировали три громадных линкора Британ­ского Королевского флота. Вокруг них волками сновали серые эсминцы, высматривая и вынюхивая подлодки и мины.